Минюст России не стал критиковать «региональную вируспруденцию»

zubada / Depositphotos.com

В рекордно сжатые сроки – всего за четыре дня – Минюст России провел колоссальную правовую работу, проанализировав практику применения «коронавирусных» ограничений, введенных на территориях всех 85 субъектов РФ (такое поручение ведомству дал премьер-министр в начале лета). К слову, лишь в один только многостраничный Указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ «О введении режима повышенной готовности» за два месяца было внесено 23 поправки, и все это надо было, как минимум, прочитать! А ведь кроме Указа о введении РПГ, были приняты и другие, всего в московской «коронавирусной» справке сейчас больше ста документов. Если предположить, что в среднем такая сотня была принята в каждом регионе, – хотя во многих их гораздо больше, можно проверить здесь, – получается, что сотрудники ведомства проштудировали более 8000 актов, изучая более 2000 актов день, просматриваемых со скоростью более 250 НПА в час. А ведь помимо актов, нужно было посмотреть еще практику их применения (информация Министерства юстиции РФ от 5 июня 2020 г.).

По итогам своего титанического труда юристы ведомства пришли к следующим заключениям:

  • все проверенные ими меры, введенные на территории РФ (в том числе указы мэра Москвы и нормативно-правовые акты Правительства Москвы), приняты в пределах компетенции соответствующих органов власти. Напомним, что именно Минюст России отвечает за государственную политику и нормативное регулирование в сфере территориального устройства РФ и разграничения полномочий по предметам совместного ведения между ФОИВ и регионами. Между тем, конкуренция «кооронавирусных» норм федерального и региональных КоАПов вызывает огромные вопросы, как и «присвоение» регионами права выписывать штрафы за «коронавирусные» правонарушения по фото- и видеоматериалам либо данным геолокационной слежки, фактически, например, в столице, – за неотправление «селфи» в мобильном приложении «Социальный мониторинг» (мы рассказывали о противоречии нормам КоАП РФ ранее);
  • при введении неотложных мер были соблюдены требования соразмерности и обоснованности ограничений прав и свобод. Минюст России даже подчеркнул, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод, а также практика органов Совета Европы предполагают, что властям не только предоставлено право, но под угрозой ответственности возложена обязанность действовать наиболее эффективным образом для сохранения жизни людей;
  • принимаемые регионами меры предопределяются степенью угрозы на территории каждого субъекта РФ. Например, московский эксперимент «по обеспечению» прогулок с разделением всех жилых домов столицы на шесть групп и системой составления «подомового» графика прогулок трижды в неделю разрешал москвичам гулять 3 дня в неделю, вместо 3,5 дней в случае, например, более простого и понятного четно-нечетного. Этот же эксперимент вводил «комендантский час» для занятий спортом. К сожалению, Минюст России не разъяснил, каким именно образом этот эксперимент, – кстати, отмененный через несколько дней вместе с QR-кодами для передвижения по городу, – был предопределен степенью угрозы, и какой, конкретно, была эта угроза, адекватным ответом на которую был этот эксперимент;
  • наконец, Минюст России высказался и о проблеме якобы «избыточного» сбора властями личных данных граждан. Например, в столице в принципе нельзя было оформить цифровой пропуск категории «Разовая поездка в иных целях», если не указать при этом, дополнительно, цель своей поездки. Так вот, оказывается, целью данных мер была именно защита здоровья людей, а не произвольное вмешательство в их личную жизнь.

Источник

Add a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *